Наноэкономика

Концепция новой экономики

Если проанализировать структуру всего мирового капитала, включая теневой, то окажется, что основная часть денег зарабатывается на деятельности, вовсе не способствующей общественному прогрессу — на загрязняющих среду технологиях, финансовых спекуляциях, бюрократических барьерах, штрафах, коррупции, рэкете, некачественной продукции, торговле наркотиками и оружием, казино и азартных играх, на стимулировании безудержного потребления и нездоровых потребностей и пр.

Масса изобретений, выгодных для потребителей, но угрожающая падением доходов транснациональных компаний или теневой экономики, лежит «под сукном».

Можно ли назвать нашу экономику человечной, если за Добро не платят, а Зло выгодно?

Если даже за большие деньги вы не можете повысить безопасность, качество жизни, среды обитания, получить услуг и товаров безукоризненного качества, с использованием всех достижений человеческой мысли, и просто стать счастливее?

Можно ли сказать, что экономика настоящего отвечает нашим истинным потребностям, и в каком направлении экономика мотивирует развиваться Общество?

С другой стороны, мы строим планы исходя из реальности, которая нас окружает.

Вся цепочка предыдущих экономических взаимоотношений привела мир к Кризису! Если мы будем продолжать дальше в таком же духе, то будем получать один и тот же результат — Мировой финансовый кризис. Поэтому, на вопрос: «Когда кончится кризис?» Есть только один правильный ответ: «Он кончится, когда вместо старого будущего, люди научатся создавать новое». Кто знает что впереди?

С третьей стороны, наша жизнь связана с финансами. 

Каждый человек — это индивидуальный центр экономических взаимоотношений.
Что он продает? Он продает свои умения!
Что он покупает? Он покупает результаты труда других людей.

Существует множество работ, посвященных развитию будущего, в которых философы, футурологи, экономисты и креативные деятели предлагают различные сценарии развития общества. Обобщая все эти знания, и был сделан вывод, что общество придет к сетевой наноэкономике — именно она и станет новой экономикой мира.

Сетевая революция и наноэкономика

Интернет три десятилетия существовал на задворках цивилизации, пока не началась лавина развития. Классический пример экспоненциального роста хорошо известен биологам (возрастание в геометрической прогрессии, которое растет со скоростью, пропорциональной значению). Это первый в истории человечества пример, когда мы видим биологический рост в технологической системе. Таким образом, революция в сети проявляется в том, что растет сеть, которая может соединить всех со всеми.

Стационарные объекты связывают проводами, а подвижные (мобильные объекты), которых гораздо больше, радиоволнами и инфракрасными лучами. Сегодня каждые 10 секунд в мире появляется 279 новых пользователей сети и покупается около 4000 новых устройств, которые могут соединяться с сетью.

Но Сеть это не только послания одного человека другому через океаны и материки. Прежде всего, Сеть это коллективное взаимодействие, связывающее воедино триллионы объектов живой и не живой природы через волокно или воздух.

Экономические отношения, принимающие электронную форму существования, состоят в том, что события в ней происходят мгновенно и открывают совершенно новые экономические перспективы. Становится возможным «бизнес со скоростью мысли», новые способы создания базовых видов продукции, а также производство, предельно рассредоточенное по внешним соисполнителям и потому гораздо более дешевое и гибкое, чем то, что есть сейчас.

Пример качественной новизны ситуации — появление Интернет доступа к валютному рынку Forex, давшее личности еще вчера немыслимую возможность торговать мировыми валютами наравне с финансовыми структурами. Человек по силе воздействия уравнивается с организационной структурой. В результате стираются различия между физическим и юридическим лицом, предпринимательство сжимается до формата отдельной личности — Наноэкономики. В то же время, средства организации работы делаются столь мощными, что на их основе могут быть созданы производства немыслимых сегодня масштабов и концентрации.

Более серьезные, хотя и несколько отложенные во времени, экономические последствия будет иметь ожидаемое к 2015 году промышленное применение микромеханических устройств и «нано-машин», позволяющих с легкостью манипулировать веществом на уровне отдельных молекул. Эти механизмы смогут создавать любые предметы, включая копии самих себя, причем они сделают это дешево, чисто и с небольшим участием человека или вовсе без такового, снижая стоимость средств производства почти до нуля.

Нанотехнологии точно так же трансформируют производство вещественных предметов, как Интернет технологии — создание нематериальных благ. В связи с тем, что нанотехнологии обеспечивают контроль буквально за каждой молекулой, производственные мощности становятся настолько компактными и безопасными, что их можно размещать там, где нужна их продукция, а не там, где это диктуется всякого рода ограничениями. Таким образом, складываются предпосылки для перестройки так называемого «реального сектора экономики», подразумевающей свободу в выборе места и средств осуществления деятельности, высокую множественность вариантов достижения желаемого.

В силу того, что молекулярные машины способны собирать себе подобных, основной капитал, вместо того, чтобы расти на несколько процентов в год, сможет, в принципе, удваиваться каждый час, если подаются энергия и сырье. В результате, в процессе материального производства основные затраты будут приходиться на проектирование товаров, а не на их изготовление. Выход на уровень управляемого вещества позволяет создавать материалы с любыми заданными свойствами, по-настоящему делает медицину средством не лечения, а предотвращения болезней, и, вообще, дает отдельному человеку реальную возможность «все свое носить с собой» и быть там, где хочется. То есть нанотехнологии со стороны материального производства закрепляют господство сетевого способа ведения дел в экономике.

Вышеизложенное означает, что на смену нынешней экономике, построенной на опосредованных отношениях, начнет приходить сетевая наноэкономика, в большей степени отвечающая человеческим устремлениям. Это превосходство однозначно предопределено целым рядом качеств, являющихся фундаментальными свойствами сетевой наноэкономики. Так, в ней обесцениваются повторы и автоматические операции, а оригинальность, воображение и способность к творчеству растут в цене. К тому же, производимая продукция становится практически такой же дешевой и чистой, какими являются творения природы. Наконец, в новых условиях снимается зависимость человека от конкретных производителей товаров и услуг, поскольку для любого из них, если потребуется, новая экономика всегда сможет предложить равноценную замену.

Нанотехнологии и соединение всего со всем с помощью сети, меняет сам принцип совершения действий и этим задает новые правила поведения, из которых основными являются следующие.

Правило взрывного роста

Один из основных законов сетей известен как закон увеличивающихся отдач. Новые участники увеличивают объем сети, а он, увеличиваясь, вовлекает новых участников. Когда соединяешь все со всем, число связей в сети возрастает, как квадрат числа узлов. Узлом Сети может стать все, что способно обмениваться данными. Причем узлу совсем не обязательно обладать развитым интеллектом, поскольку умный результат можно получить, верно соединив не слишком разумные части. Добавив несколько новых узлов, мы существенно увеличиваем количество связей, поэтому в Сети даже совершенно незначительное увеличение числа узлов приводит к очень большому росту количества связей и все процессы развиваются лавинообразно.

Например, как в презентации «Эксклюзивной сети КСО»

Правило замещения

Сетевая наноэкономика будет вознаграждать тех, кто продвигает децентрализацию. Материализованные конструкции дороги, косны и тяжело восстановимы, а процессуальные, или, иначе говоря, сетевые структуры предельно дешевы, сверхгибки и, при должном многообразии связей, необычайно жизнеспособны.

Сегодня машину делают на заводе от первого до последнего шурупа. В Сетевой наноэкономике потребитель сможет устанавливать сам или выбирать разработанные стандарты, поставщиков и изобретателей, архитекторов, дизайнеров. Представьте Сеть в виде конструктора, который поможет Вам изобрести и построить машину, вовлекая в процесс неограниченное количество участников. А наноэкономика позволит получать прибыль тем, кто принимает с Вами участие в процессе безотходного производства.

Правило обратной ценности

Забавный аспект Сетевой наноэкономики просто шокировал бы человека из прошлого столетия: самое лучшее дешевеет с каждым годом. Этот простой парадокс главная движущая сила новой экономики.

Потребителей приучили к тому, что новое — это есть эксклюзивное и должно быть дорогим, а крошечное усовершенствование обязательно приводит к небольшому удорожанию. При этом уже сегодня существенное повышение качества можно получить за меньшую цену, если немного подождать. Стоимость товара становится тем ниже, а его ценность тем выше, чем он более распространен.

Ценность продукта пропорциональна его распространенности, поэтому поток копий увеличивает ценность каждой из них. Мало того: чем больше копий сделано, тем более нужными они становятся, поэтому распространение продукта начинает само себя поддерживать. Продавая модернизированные варианты продукта или дополнительное обслуживание к нему, компания может прекрасно существовать и продолжать щедро распространять первичный продукт.

Если продукция или услуги становятся более ценными при их распространении, а стоимость их уменьшается, то логично сделать вывод, что самые ценные вещи следует дарить бесплатно. К примеру, Microsoft попросту подарил свой Internet Explorer. Qualcomm создал программу электронной почты Eudora, которая тоже подарена пользователю в надежде на продажу новых версий. Каждый месяц бесплатно распространяется миллион копий антивирусного обеспечения McAfee. Ну и конечно, компания Sun выпустила язык Java бесплатно, надеясь на уже развернутое производство надстроек над этим языком. Из той же серии бесплатных программ РЭД — Мобильные Деньги, Eztalk или программа управления Nanomoney...

Вы можете себе представить молодого предпринимателя сороковых годов, заявляющего совету директоров, что он планирует безвозмездно подарить первые 40 миллионов копий своего единственного продукта? (Именно это сделал Netscape через полвека). Он не продержался бы на своем месте и минуты.

Закон обратной цены универсален. Материальное оборудование, включенное в сеть, тоже начинает подчиняться ему. Например, сотовые телефоны некоторые операторы уже раздают бесплатно, продавая только разговоры по ним. Аналогично и с тарелками для спутникового телевидения.

Выжить в мире щедрости помогают три вещи:

Итак, сетевая наноэкономика будет отличаться отношениями, построенными на прямых равноправных связях, малой потребностью в формальных организационных структурах, высокой скоростью совершения событий, предельно рассредоточенным, гибким и зависящим от инноваций производством, а также финансовыми взаимоотношениями, адаптированными к системе.

Данные обстоятельства, с одной стороны, крайне осложнят государственный контроль экономических отношений, особенно в части осуществления налогообложения, а с другой стороны, сделают способность к созданию и внедрению новшеств ключевым условием экономического успеха.

Функции государств в условиях сетевой наноэкономики претерпят изменения. Такая форма экономической организации общества потребует перехода от многообразия налогов к упрощенному налогообложению — единому налогу продаж, которым бы облагались все операции купли-продажи конечной продукции. Дело в том, что, с одной стороны, налог с продаж — это единственный налог, от которого в новых экономических условиях невозможно уклониться, а с другой стороны, столь облегченное налогообложение резко стимулирует инновации. Кроме того, условием достойного участия в сетевой наноэкономике является обладание перечисленными выше базовыми технологиями, причем на уровне, обеспечивающем определенную самостоятельность в их развитии и применении. И налогу на собственность для поддержания инфраструктуры.

Главным же инструментом для развития новой экономики должно быть избрано обеспечение государством предельной свободы частной инициативе. Компаниям, развивающим исследовательскую и деловую инициативу в сфере технологий, составляющих основу сетевой наноэкономики, следовало бы предоставлять беспошлинный режим внешней торговли в части, касающейся профильных товаров, безналоговый режим внутри страны, а также режим упрощенной отчетности перед контролирующими государственными органами.

Реализацию режима благоприятствования следовало бы возложить на уполномоченное федеральное ведомство, которое бы осуществляло регистрацию упомянутых выше компаний, оказывало помощь в организации государственной отчетности и выступало для них единственной контролирующей инстанцией. При этом льготы должны даваться на ограниченный срок — не более чем на пять лет, так как, если за это время компания не сможет добиться устойчивого развития, продление режима благоприятствования ей уже не поможет, поскольку в условиях сверхдинамичной экономики столь длительное отсутствие успехов означает принципиальную ошибочность построения деятельности этой компании. В обмен же на льготный период «сетевые» компании, как вариант, могут передавать в собственность государства некоторый пакет своих акций, который впоследствии должны будут выкупить. Кроме того, для повышения предпринимательской активности в деле использования сетевых нанотехнологий государство могло бы использовать разнообразные меры поддержки потребителей новых товаров и услуг. При этом нужно учитывать то, что, если изложенные льготы не будут упреждающе предоставлены государством, компании, желающие заниматься развитием сетевой наноэкономики, сами их себе введут через разворачивание деятельности в формах, мало доступных государственному контролю. Таким образом уже поступают так называемые «оффшорные» компании, выполняющие работы, не отчитываясь перед государством.

Управление экономическими процессами должно осуществляться не как последовательное решение возникающих проблем, а как создание новых возможностей, которые, направляя ход дела в требуемую сторону, одновременно лишают эти проблемы всякого значения. Также, следует избегать экономических проектов, основанных на нынешнем технологическом укладе, срок окупаемости которых превышает пятнадцать лет. Кроме того, в законодательстве следует упразднить различие физического и юридического лица, объединив в одном понятии преимущества их статусов — прежде всего применяемую к первому простоту налогообложения и предоставленную второму полноту предпринимательских действий.

Требует преодоления и стремительное разделение людей на «сетевых» и «несетевых», порождаемое, во многих случаях, разницей не в доходах, а в личном умении полноценно жить в условиях сетевой наноэкономики. Наиболее весомый вклад в решение этих задач государство уже начало проводить — развитие Роснанотеха и сетей доступа в Интернет по всей стране задает определенный вектор развития и подготовки новых систем и специалистов в ближайшем будущем.

Наше Общество только тогда станет человекоориентированным, когда будет конкуренция за то, чтобы принести больше пользы нашему благополучию и развитию, когда за деньги можно будет приобрести истинно полезные товары, чистую среду, здоровье и вместе с тем быть счастливыми и свободными.

Исходя из этих простых принципов, становится очевидным, какие приоритеты будут сравнительно неизменными, а, следовательно, если именно их положить в качестве обеспечения новой экономики, то такой мир, с подобным наполнением, будет самыми устойчивым и востребованным.

Глеб Бахарев, Из книги «Nanomoney или деньги будущего»


Источник: docs.google.com/document/d/13w7AD3Py3uiAqH2NsW-wbC-5Zh3LdI3whZA2FylvInU